КРОВЬ И ПЕСОК

Три маленькие истории, без которых марафона «Дакар» бы не было

На трассы “Дакара” этого года выйдет пятьсот пятьдесят шесть участников, а посмотреть его вживую собираются около пяти миллионов зрителей.
Но все это было бы невозможно без одного предприимчивого экспортера батата из Африки, заблудившегося в дюнах Сахары мотоциклиста. и трех коротких, но очень важных историй.

В начале двадцатого века Дакар был одним из центров французской колониальной Западной Африки – отсюда даже пытался избраться депутат в парламент Франции. А когда местные республики стали независимыми, Дакар остался привлекательным кусочком экзотики, где местные жители продолжали говорить на языке Вольтера и Руссо, как на родном.

От берега до берега

Романтика приключений, пустыни, слоны и дюны подтолкнули хорошо знавшего Африку плантатора и экспортера батата и дерева Жана Клода Бертрана организовать в 1969 году в Кот-дИвуаре автомобильную гонку – ралли Бандама! По названию местной речки.

Следующим грандиозным проектом Жана Клода Бертрана была организация ежегодного марафона на каждом из пяти континентов по очереди, но эта затея оказалась слишком масштабной с точки зрения логистики.
Протянуть маршрут от бывшей французской колонии до ее метрополии было несравнимо легче. А главное, сам того не подозревая, Бертран придумал новый формат ралли-рейда – прообраз будущего “Париж – Дакара”. К тому же, на старт второго по счету марафона “Абиджан – Ницца” уже выходил человек, которому предстояло прославить гонки по африканским пескам на весь мир.

Герой-одиночка

Солнце, невыносимая жара и бесконечный желтеющий горизонт, весь мир теперь, казалось, состоял только из песка. Сама природа играла с ним словно кошка с мышкой, выжимая последние жизненные соки. Три дня назад участник марафона “Cote d'Ivoire - Cote d'Azur” Тьерри Сабин заблудился в пустыне, а должен был смириться с тем, что надежды больше нет.

Начав выступать со своим отцом Жильбером в ралли, он сразу стал бороться за победы и удача до сих пор не покидала его. Когда он пробовал силы в гонках на выносливость, то победил в шести часах Спа и финишировал в Ле-Мане. Когда брался организовывать отоциклетную пляжную гонку, чтобы растрясти зимой курортное местечко Ле-Туке, то получилось соревнование, которое сегодня знает каждый французский мотогонщик.

И вот теперь наступила финальная точка этой истории – Сабин заблудился на мотоцикле в гонке “Абиджан — Ницца”. La Fin. Затемнение экрана. Конец!

Ставший бесполезным мотоцикл валялся где-то между пустыней Тенере и Ливией, в местечке с жутким названием “Черная гора”, а Тьерри Сабин медленно умирал без сил и воды, пока с самих небес к нему не спустился пилот маленького самолета, отправленного Жаном Клодом Бертраном на поиски пропавшего участника.

Щекочущее нервы путешествие по бескрайним дюнам в неизвестность оставили на француза такое впечатление, что когда Бертран вдруг не стал проводить очередной марафон Абиджан — Ницца, Сабин понял, что это его шанс сделать марафон еще лучше и поделиться пережитыми ощущениями со всеми вокруг. Спустя десятилетия весь мир будет знать его гонку под именем “Париж - Дакар”.

Победитель забирает все

Первый Дакар создавался, словно семейная вечеринка: горстка помощников, несколько друзей, жена, модель Диана Тьерри-Мег, и спонсор – производитель фруктовых соков Oasis. Зная толк в том, как составить нужное впечатление, Сабин успел поработать пресс-секретарем курорта Ле-Корбье и музыкальной группы "Il etait une fois", француз перевернул привычный мир автогонок с ног на голову.

Старт нового ралли-рейда проходил не в каком-то знакомом только занудам и учителям географии Абиджане, а с шумом и помпой в центре Парижа на площади Трокадеро, что напротив Эйфелевой башни. Финишировал марафон через 10 000 километров в курортном местечке Дакар – столице Сенегала и самой западной точке африканского континента.

Среди участников – все что угодно, от легковушек до грузовиков и без какого либо разделения на зачеты. Как пели тогда участник группы Abba: "The Winner Takes It All" – победитель забирает все. Причем самыми массовым и быстрым классом сразу стали мотоциклисты, между которыми и развернулась жаркая борьба за победу.

К шестому спецучастку гонки 1978 года лидером стал Патрик Шааль, но он сломал мизинец после неудачного падения. За двести километров до конца гонки отказал двигатель мотоцикла Жана-Клода Морелле и первым, курьезно подскользнувшись на финишном пандусе, стал Сирил Неве, не выигравший по ходу марафона ни одного спецучастка. Спустя всего десять лет “Париж - Дакар” принимал на старте уже 473 участников и меньше всего напоминал семейную авантюру. В воздухе кружили медицинские и телевизионные вертолеты, оборудование между бивуаками перевозили на транспортных самолетах, трансляции покрывали весь мир, а Жан Тодт бросал монету в десять франков, чтобы решить, кто из его подопечных получит приказ сбросить скорость. В борьбе за победу Ватанен и Икс были готовы раскрошить свои сверхдорогие прототипы Peugeot в африканскую пыль.

Единожды ускользнув от неминуемой смерти, главный романтик Дакара увидеть этого, увы, уже не мог. 14 января 1986 года во время очередного марафона его вертолет попал в песчаную бурю и разбился в дюнах Мали. “Вызов для тех, кто решился, мечта для тех, кто остался”, - эти слова Тьерри Сабина до сих пор остаются девизом гонки. Сочетание опасности, борьбы на пределе сил и незабываемого приключения и делает ее такой особенной.